@julia   2 months ago visitor: 60   follow: 0   favorite: 0

Я тебе нравилась, пока ты был накуренный

Тело все помнит, мышечная память. Мозг - это сплошные мышцы. В весеннем месяце всегда «есть с кем» было, каждый апрель случалось пион подношение, вырабатывались новые вредные привычки двоих, каждое утро в измятую телами постель стучался свежий день, как сейчас, только одеяло было не на нас, а ноги были переплетены взаимностью. Тогда выходило продлить солнце в зените, или ускорить временное пространство между любящими сердцами. Мне все время не жилось спокойно в этой удивительной стабильности долгого всего. Иногда все заканчивалось разными углами. Уходила всегда первая, но успевала вернуться до логического конца. Испытывая судьбу, мы словно ловили джек-пот. Везёт не всегда, а нам везло. После всего мы громко хохотали, но никогда не поднимали больные темы больше. Больше того, что уже случилось. Якобы боясь спугнуть удачу, для того чтобы счастью было с нами комфортно. Зря. Уже сейчас могу сказать точно. Чем больнее, тем больше в этом проблем. Тем громче должно быть обсуждение, тем дольше должны быть разговоры.

Любовь всегда заканчивается привязанностью. так думал каждый таксист, который соглашался нас подкинуть. Между нами случались поцелуи с примесью чего-то глубже этого поверхностного слова. Мне нравилось, как ты выключал враз вселенную вокруг нас. Вдыхая весь кислород вокруг, мы были вакуумными изнутри и в общем. Попадая в невесомость космических пространств.

Я кажется стала забывать твой голос, и вряд ли вспомню ярко выраженный аромат твоего тела. Получилось сохранить буквальные отрывки. Некоторые фразы и советы. Забрать на грудь твои привычки, которые со временем мы начинали делить на тандем. Самостоятельно и успешно увенчаться в наших планах на будущее. И написать пару тысяч символов, чтобы ты рано или поздно узнал. Я смогла, но только благодаря тому, что начинала не одна.

Сначала Ты подарил желание сбежать к наушникам с любимыми ритмами. А потом обдал холодной возможностью круглосуточно находится с заткнутыми ушами. Утвердив в моей голове одно: «не до» всегда лучше «пере». Киев создан для одиноких взглядов.

вероятность того, что идущий на встречу человек и улыбающийся во все свои, вероятность, что он идёт к тебе, она сведена к нулю. Но это изменится однажды. По крайней мере так говорят те, кто рядом. Они вроде бывалые, ну то есть я не одна такая, значит и ты не один. Правда, что от этого не легче? Никогда не было такого, что могло оставаться между мной и мной. Мы все делили честно. Но говорю за себя.

Купив нашу любимую уличную еду, я враз поняла, что она не наша, да и нравилась она тебе только потому, что ее выбирала я. Моя любимая уличная, от этого любимая улица.

Каждый день я прохожу мимо нашего заранее продуманного плана - обвенчаться в кедах на босую. Sweet escape, в пределах разумного, только нашего, конечно. Представьте себе, нам, людям, не связанным с религиями и церковными канонами, обвенчаться в католической церквушке на Лютеранской, в центре того самого города одиноких. Пожалуй, это было единственно правильно сформулированное предложение: сказать так, чтобы решить за двоих. Ты убивал моих зайцев одним выстрелом. Пусть редко, но ты брал ответственность. А сейчас пережитками не пережитого, как родившийся во мне текст, что оказался в мусорном баке, стоит вязкая оскомина во рту.

Сидя на правом уже битый час, еду и пытаюсь вспомнить чем мы занимались с тобой, в это время года в уже прошлой жизни. Все было красивым, как и каждой весной, но было не до того. Я упивалась тактильностью, улыбчивостью, на закате я фотографировала твои глаза - своими, запечатлела, занималась увековечиванием родимых пятен и каждого шрама. По особенностям, я со смелостью ребёнка, узнаю тебя и через 10 лет. Мы честно выгуливали свои тела, хотя бы пару раз в неделю. Но в действительности этих раз было мало, возможно, не закрываясь тогда в друг друге и жаркой квартире, мы имели шанс понять все раньше. Судя, по этим словам, я так и не научилась, что весь цимес в моменте. Если раньше мне было медленно и мало, то сейчас я понимаю, что это было за гранью. Хотя пора понять. Пора.

У меня появился друг по музыке. Я бы не хотела вас познакомить, и не хочу врать что хотела бы. Потому что по всем существующим характеристикам он лучше тебя, по всем этим жизненным вопросам он скорее есть, а тебя не было. Но и я не глупая, люблю не по пунктикам с галочками, а вот так просто люблю. Потому что это самое простое, что есть в моем понимании. Жить - просто, а жить это только когда любить. Так вот, вы бы не возлюбили друг друга. Точнее, он бы тебя оценил, и вооружился уважением, а вот ты вряд ли. Я же заранее все вижу: мы с ним театр любим, фильмы про неразделимую любовь, французский манер и скрипку, а тебе это все выносимо было только со мной (и без осуждений можно понять, что такие замашки можно выносить только по страшной любви к страшно-во всей женщине). Мы бы втроём долго выбирали между спектаклем, цветом магнолии в бот саду и концертом классической музыки, выступают же одни из тех ребят, чьи имена ты, упаси господь, мог бы постараться выговорить, но оно тебе не надо. Из трёх вариантов не очень для тебя, мы бы выбрали тот, который нанёс меньший ущерб на твою мужскую психику. Мы бы пошли гулять по городу, так же смущенно, как я гуляла глазами по линиям твоего тела в самый первый наш раз. При знакомстве ты бы подал ему руку, хоть и без дикого желания, а вот после проведённых часов в компании малолеток от тебя можно было ожидать снисходительности только в молчании и последнем взгляде. Но не ко мне, а скорее к другу (из принятия моего выбора).

Мне с ним хорошо, и с такими людьми, как он. Время приобретает форменность, потому что мы не теряемся в разговорах, отдаваясь молчанию. Я вообще считаю, что дорога к сердцу не в трате слов, а количестве подаренных, от дающего сердца принимающему, фраз и подсказок. По таким приборам хочется идти, такой компас не ломается от интенсивности и напора. А замолчать я решила того самого 15 февраля. Лучшего из худших дней. И молчу я в дань тебе, и видимо делаю это за нас двоих. Пока ты себя растрачиваешь в ядерных сражениях своего дурного выбора. Ну и скажите теперь: игра стоит свеч?

Нас с детства учили смотреть под ноги. А ты наверняка помнишь мой синдром отличницы? Да, я почти вылечилась, пока в один момент не узнала, что таблеток от этой болезни не существует, и вообще это не болезнь. Теперь то я всегда буду не в себе, от этой мысли. Я следую правилу. Смотрю под ноги. И натыкаюсь на табличку с пошлой рекламой: Кофеёк у Мити. Скажите, что ничего пошлого, но я терпеть не могу эти склонения к важным словам. Со словами нужно как с мужчиной, аккуратно, ты же не предугадаешь, кто твоё пойло купит и что оно будет значить: традицию, ритуал, привычку, а может и все три синонима одновременно. От прочитанного меня кинуло в дрожь, и я могла бы скинуть это на серьёзные отношения с буквами. Но ты же Митяй, а мне может и хотелось не думать об этом, но твоё имя, да ещё и в таком контексте разбудило меня. Для отличницы Юли ты всегда был Димочкой, в песнях воспеваемый. До Мити нам было далеко: Так меня называет только мама. Ты мол не заслуживаешь. Но оставляя в этом контексте паузу на: пока ещё. А я маленькими надеждами представляла, что дорасту, дослужусь, добьюсь. Я знала, что нам есть куда дальше. Эта вариация на имя Дима, она была священной. И может кого-то задело слово кофеек, а меня с такой же силой Митя. Этот внутренний конфликт научил задирать повыше нос, утыкаться в фасады, упиваться лазурью и чаще спотыкаться. И знаешь, что скажу. Мы не дошли до Мити. Но выпив это пойло и ещё раз взглянув на табличку стало понятно: ходить никуда не нужно, все уже состоялось, даже с этим дерьмом в руке.

А когда ты все это услышишь. Как всегда, по случайности, людям которым надо, информация ложится прямо в уши. Дима не попросит меня это выбросить. Во-первых, потому что эти воспоминания это единственное, что у меня есть от нашего общего времени и просто от твоего. А во-вторых, это невозможно- они придуманы мною от первой до последней, а значит - неуничтожимы.

#44эссе