@marikos   3 months ago visitor: 170   follow: 1   favorite: 0

СЕКРЕТЫ ПОВАРА

#44эссе

Кухня. Голая, неряшливая, залепленная от потолка до пола кафельной сероватой плиткой. Жестяной крепкий стол на круглых толстых ножках приставлен к заклеенному газетами окну. Рабочая поверхность захламлена какими-то ёмкостями, пакетами, из них что-то сыпется. Повсюду гигантские кастрюли.

Окна закрыты, но холодно, откуда-то дует. Я чищу картошку, кусочки кожуры падают в мусорный пакет на пол. Справа от меня открыта дверь в маленькую комнату, там повсюду узорные ковры. Двуспальная застеленная кровать с мягким выпуклым изголовьем, шкаф и рабочий стол.

Сегодня накануне получения готовой визы останусь на ночь у Шаранжи Синха по рекомендации подруг, они ночевали у него два года назад. С ним знакома - два дня.

Сегодня он готовит чана масалу — я ему помогаю. В громадном сотейнике тушится красный лук в масле, с поджаренными зёрнами кумина. Шаранжи доскребает с доски остатки нарезанной моркови, приправляет сверху. Кухня наполнена ароматом пряных специй…

На нём коричневый кожаный фартук поверх джинс и майки, бордового цвета тюрбан. Закрученные хвостики бороды забраны по бокам под тюрбан. Маленькие будто накуренные глазки.

Я же натёрла мозоль между большим и указательным пальцем. Нарезала, наверно, около пяти килограмм картошки. Уже заканчиваю, а про себя ною, так болит. Допиваю второй кофе со сгущёным молоком вместо сахара, Шаранжи Синх угощает. Открыл полуторалитровые консервы с нохутом. Возвращается за стол дорезать помидоры. Я чищу чеснок, далее буду вместе с имбирем мелко натирать.

Вчера в машине по дороге к моему отелю Шаранжи рассказал свою историю, что он родился в Индии, переехал в Сингапур с женой и семьёй, там и развёлся. Что часто приезжает повидаться со своей дочерью, родителями. Рассказал про свою несчастную любовь. Ванда, она эстонка. По его словам, были красивые отношения, совместные путешествия. Тайланд, Египет, круиз по Средиземноморью … Тихие нотки печали в голосе выдавали безысходность их разлуки и его горькое одиночество сейчас.

В тот момент, говорит, когда ему было совсем нелегко, он осознал: «Я услышал Бога, точно всё понял и словно увидел наяву — как я, Шаранжи, помогаю людям.» Потом он поделился с другом о своём намерении. Пересказав его историю нескольким своим гостям в индийском ресторане, друг узнал об организации «Warsaw Seva», обеспечивающей бездомных горячим питанием. И вот на руках Шаранжи контакты «Warsaw Seva», теперь он стабильно три раза в неделю сервирует, как он выразился.

В том разговоре спросил меня: зачем мне потребовалось ехать аж в Варшаву для получения американской визы, почему не у себя в городе?

Этот его тон, когда он слушает меня… Эти его тактильные вибрации: поглаживание плеча или руки невзначай. Слова: «ты красивая девушка, всё у тебя получится» и там, и тут. Тра-та-та. А на вопрос: сколько тебе лет? Ответил просто old enough (оказалось ему 52 года).

Аж в Варшаву, говорит. В этот момент я решаю приукрасить свою историю и понеслось: повстречались с венесуэльцем в Америке, у нас был конфетно-букетный период где-то недели две. Мы бесконечно много целовались и постоянно были вместе, гуляли везде, если он не на работе. Мы плакали оба, в день моего отлёта. А потом… Я ждала. Почти два года, когда же он вернёт меня… Вот и дождалась, а виза закончилась, и у меня её оперативно не сделать. Поэтому я в Варшаве, а мыслями уже там. В его объятиях, поедающую арепу, приготовленную только для меня…

В общем, он услышал мой проникновенный монолог о запоздалом Ромео, точнее Хулито, посмеялся надо мной, типа ты знаешь сколько я таких историй услышал на своём веку. Обидно было за такие слова. Так, по-женски. Зато план сработал — мои влюбленные глаза и нотки грустного ожидания вышли «на ура», и он вроде перестал трогать меня.

Нарезаю картошку, кубики скидываю в глубокую миску. Шаранжи стоит спиной ко мне и следит за пахучим варевом в сотейнике, делая круги длинной лопаткой. Скоро там будет тушится моя картошка. Шипение в сотейнике чана масалы, мерные скребки о дно сотейника. Вдруг неожиданный вопрос.

— Ты любишь теннис?

— Да-а… в большой теннис играю, в пинг-понг не умею. — Не дослушав меня, он обернулся, всё ещё держась за длинную лопатку.

— Воу! Ты знаешь, у меня была одна история. Некрасивая история, с одной девушкой из каучсерфинга. Мы поехали с ней в Сингапур . Ну, так получилось… неважно. Неожиданно она потерялась в аэропорту. Взяла и пропала, испарилась.

— Взяла и пропала? Вот так просто?!

— ДА! Я сначала заволновался, звоню ей - недоступен абонент, пишу - сообщения не доставляются. Вотсап, фейсбук, каучсерфинг — тишина. Я так разозлился. Не понимал - зачем она так? В отеле отменил её обратный билет. Я ей писал об этом: писал, что её вещи остались в Варшаве. Оказалось она меня заблокировала везде - не знаю, дошло ли хоть одно сообщение до неё… В общем, есть отличная ракетка.

— Да ладно?! Ну и история… зачем ей нужно было в Сингапур?

— Не знаю, говорила, что ни разу не была. Что хотела бы побывать когда-нибудь. И вот мы уже летим.

— Ты с семьёй хотел встретиться? Вместе с ней? — высыпаю порезанную картошку в громадный сотейник.

— Я и встретился. Без неё, конечно. У неё в Сингапуре какие-то знакомые — она говорила, погуляет пока с ними, пока я буду занят.

— И пропала прямо в аэропорту…

— Да, истории разные бывают. Я говорил тебе в машине, что многого навидался. Поэтому я желаю тебе счастья. Правда. Чтобы у тебя было по-другому, со счастливым концом. — Неловкая для меня пауза.

— На!— просит подержать лопатку и молча уходит из двери прямо на лестницу. Шаранжи поднимается на чердак. Через несколько минут слышу обратные шаги, звук молнии - расстёгивает белый чехол на ходу. Достает чистенькую жёлтенькую ракетку.

— ВАУ! Спасибо!— улыбаясь от внезапного подарка, глажу натянутые струны. Рассматриваю. — Шаранжи!! — В моём радостном порыве обнимаю его, хочу чмокнуть его в щёку, а он вдруг подставляет свои губы. Губы. После мокрого прикосновения я отпрянула, смотрю на него, а он как ни в чем не бывало продолжил заниматься помешиванием пахучего варева. Неожиданность этого странного, словно подросткового поступка, разрушила приятный момент.

— После готовности чана масалы мы поедем туда же, где вчера? — Мои слова прозвучали холодно. Зло застёгиваю чехол, не поднимая головы, оставляю его на стуле за спинкой.

— Нет. Сегодня около заднего входа в «Хала Мировска», увидишь. — вытирает руки. — Там собираемся и сервируем.

Я мою грязную посуду, свою кружку. Думая, где, интересно, я буду ночевать. Пульсирует мозоль, вспоминая 5 килограмм очищенной картошки.


@natyromanova    #3 months ago + 2

Мне понравилось, пишите еще! 5 кг картошки это не шутки!